История донесла до нас весьма скудные сведения об устройстве и конструкции ворот Ставропольской крепости. Известно что ворот было двое: главные ЮЖНЫЕ ВОРОТА и восточные. На планах крепости проёмы для обоих ворот в земляной системе ВАЛОВ И РВОВ показаны одинаковой ширины, примерно в 6 саженей (12,7 метра). Скорее всего, такой ширины были «два земляных моста, коих крутости обложены камнем», как обозначено в экспликации к плану крепости 1802 г. его составителем инженером-подпоручиком Какушкиным.

Действительно, в одном из наставлений по фортификации приводится их описание: «Для переходу через рвы обыкновенно оставляют в оных из на-туральной земли перешейки: таковые мосты не требуют к своему построению ни особенной работы, ни материалов, но с другой стороны они полезны бывают и для неприятеля: и потому гораздо лучше, когда нет недостатка в лесе, не оставлять во рву перешейков, и построить настоящие мосты, поло-жив с контр-эскарпа на эскарп прогоны из необделанных и лёгких деревьев, на которые наслать накатник из брёвен, покрыв оные крепко уколоченною землёю; прогоны с низу подпираются стойками, и всё пространство под сими мостами наполняется сухими сучьями и хворостом. В случае атаки открытою силою или при ретираде вылазок, когда неприятель следует по пятам, зажи-гают мосты и сваливают их, естли ни имеют времени убрать лес. Много есть примеров, что укрепления единственно были взяты от того, что не приняли подобных мер».

Восточные ворота соединяли крепость с расположенной у подножья Крепостной горы казачьей станицей. Как писал Григорий Николаевич Прозрителев: «Восточная часть крепости имела вторые ворота, выходящие в казачью станицу, на бывшую Армянскую улицу. Остатки столбов этих ворот автору приходилось видеть сохранившимися вплоть до 1930-х годов…вблизи памятника генералу армии товарищу Апанасенко. С двух концов от восточных ворот…располагались площадки для пушек, оборудованные эстакада-ми…». Скорее всего, это были остатки барьерных ворот.
Для возведения ворот, вероятно, использовался типовой проект. «Барьерные ворота, хотя более употребляются в крепостях…нежели во временных укреплениях; однакож, сделав оныя простее, можно будет построить их и по-ставить на место в одно время с приведением укрепления в оборонительное состояние». Ворота изготавливались из дерева. На вертикальные опорные столбы навешивались на металлических петлях два крепко сколоченных полотна. Световой проём ворот – 1,5 сажени (3,2 метра). Предписывалось, что бы ворота отворялись наружу, на ночь закрывались на прочный металличе-ский засов и замыкались на замок. У ворот дежурила стража в караульной будке.

Предписывалось, крепостные ворота устраивались так, чтобы дорога, ведущая к ним, поднималась в гору и, по возможности, делала несколько по-воротов, что позволяло ещё на подходе к крепости, понять намерения визитёров и оценить степень их опасности. С этой точки зрения, восточные воро-та полностью соответствовали требованиям. Если внимательно присмотреться, можно увидеть петляющую по склону, порядком оплывшую, но всё же заметную трассу этой дороги, поднимающуюся к воротам с юго-восточной стороны от нынешней улицы Шаумяна.
Через восточные ворота шло снабжение крепости водой. В начале строительства – из родников вблизи станицы, позже – «из открывшегося ис-точника, где назначается в настоящем виде сделать колодец» на восточном склоне Крепостной горы.
Иосиф Викентьевич Бентковский в 1833 г. записал рассказ семидесяти-пятилетнего казака, пришедшего на «линию» с Хопра вместе с их командиром, премьер-майором Кононом Устиновым. «Когда мы пришли в Ставро-поль, крепость не была совсем окончена, и мне довелось на ней поработать. Для станицы едва нашли удобное место, тут была поляна, а кругом лес. Первый год косили там, где теперь дом Командующего войсками (сейчас на этом месте расположен бывший «Дом книги» на площади Ленина), а хлеб сеяли, где собор старый (площадь Нижнего рынка). Там, где теперь Армянская ули-ца (улица Шаумяна), была тогда просека через лес – по ней ходили мы по во-ду из крепости к роднику, его теперь нет. Около теперешней Армянской церкви (площадь Фрунзе) было озеро из родников, текущих из горы. Бывало, из станицы в крепость без ружья не ходили; а из крепости за вал «оплошно не показывай носа»».